September 3rd, 2011

Кордоба, Херес, Гранада, Русский гид в городах Андалусии: Севилья, Ронда

Хулио Ромеро де Торрос - художник из Кордобы.


"Канте Хондо!" - так называется эта слегка эротичная картина художника из Кордобы.

"Сущность различия между канте хондо и канте фламенко состоит в том, что
происхождение первого типа песен надо искать в древнейших музыкальных
системах Индии, то есть в первых примерах песни вообще; в то время как песни
типа фламенко - всего лишь отдаленные потомки канте хондо и, можно сказать,
приобрели свою окончательную форму в XVIII веке.
Канте хондо окрашен таинственным цветом первобытных эпох; канте
фламенко - жанр относительно молодой, по эмоциональной глубине он несравним
с канте хондо. Там колорит духа, здесь местный колорит - вот их глубочайшее
различие.
Близкий к древним музыкальным системам Индии, канте хондо - это только
бормотание, только поток голоса, то повышающегося, то понижающегося; это
изумительная волнообразная вибрация, которая разрывает звуковые клетки нашей
темперированной шкалы, не вмещается в строгую и холодную пентаграмму
современной музыки и раскрывает тысячи лепестков в герметических цветах
полутонов. В канте фламенко мелодия движется не волнообразно, а скачками;
подобно нашей современной музыке, канте фламенко строится на строгом ритме,
он родился через много веков после того, как Гвидо д'Ареццо придумал
названия для нот.
А канте хондо близок к трелям птиц, к пению петуха, к естественной
музыке леса и родника.
Итак, канте хондо - это редчайший и самый древний в Европе образец
первобытных песен, его звуки доносят до нас обнаженное, внушающее ужас
чувство древних восточных народов."

"Несутся ли эти песни из сердца гор, или из апельсиновых рощ Севильи,
или с чарующего побережья моря - в их основе одно и то же: Любовь и
Смерть... Но эта любовь и эта смерть отражены в глазах Сивиллы, в чьем
облике столько восточного, она - настоящий сфинкс нашей Андалузии.
В глубине всех народных песен настойчиво звучит страшный вопрос,
которому нет ответа. Наш народ смотрит на звезды, сложив руки крестом, и
напрасно ожидает спасительного знамения. Жест патетичен, но в нем есть
истина. Песня либо ставит глубокую эмоциональную проблему, не имеющую
решения в жизни, либо находит ее решение в Смерти, которая есть вопрос всех
вопросов. Почти все песни нашей провинции (за исключением многих, созданных
в Севилье) отличаются этими свойствами."Федерико Гарсия Лорка.